Врач о вакцинации: «Почему это скрывается от нас, медиков?»

1 октября 2017 |  
Размещено в Здоровье

Михаил Сватковский – кандидат медицинских наук, хирург, флеболог с обширной практикой и будущий остеопат.  СватковскийИ, пожалуй, первый врач, который по личной инициативе провел собственное исследование здоровья школьников при поддержке департамента образования области.

Результаты явно озадачат родителей, у которых часто болеют дети – причем без видимых причин.

Впрочем, Михаил Сватковский считает, что полученные цифры должны озадачить всех – медиков, педагогов, чиновников.

Дети разные, жалобы одинаковые

– Идея масштабного обследования родилась в результате планового осмотра детей в возрасте от 4-5 до 13-14 лет: ко мне на прием приходило очень мало здоровых детей. Я бы даже сказал, никого. Это и навело на мысль: что то происходит с нашими детьми. По статистике, на территории РФ на сегодняшний день рождается не больше пяти процентов здоровых детей. Цифры не обнадеживающие – хотелось сделать свои, более оптимистичные выводы. Я попросил помочь в совместном научном исследовании главу департамента образования Анатолия Михайловича Чурина.

Мы работали в трех школах – это экономико-правовой лицей, физико- математический лицей и школа № 10. И, к сожалению, подтвердили данные статистики: количество здоровых детей составило примерно четыре процента. Детей обследовали травматологи-ортопеды и невролог: стопа и осанка – это то, на что жалуются и школьники, когда занимаются спортом, физкультурой или сидят за партой, и их родители: ребенок сутулится, криво ставит ноги при ходьбе, стаптывает обувь…

Мы осознанно выбрали вторые классы. Потому что первоклашки и их семьи еще входят в учебный процесс – тут и секции, и школа, и детям, и взрослым пока тяжело. А в третьем классе дети подросли и уже имеют такую махровую ортопедическую патологию, которую трудно лечить. Поэтому второй класс – возраст, когда все еще можно отследить и что то исправить.

Если я перечислю жалобы большинства обследованных ребят, многие узнают собственных детей. Во-первых, утомляемость. Дети не могут сидеть на занятиях. Они не могут выполнять задания в полном объеме. Не все справляются со стандартными требованиями на уроках физкультуры. Далее – гипервозбудимость. Плохое запоминание. Плохой сон. Капризность. Жалобы на головные боли, на усталость, повышенная потливость. Вроде бы все они не связаны между собой. Особенно, если стараться не замечать эту взаимосвязь.

Укололи – и пошел… по врачам

То, что я скажу сейчас, не понравится очень многим: все это – клиника интоксикации головного мозга тяжелыми металлами. Вопрос: откуда берутся тяжелые металлы в среде, окружающей нас? Мы не едим ртуть, уран… На самом деле тяжелые металлы доступнее, чем хотелось бы. Чаще всего они попадают в организм наших детей вместе с вакциной.

Есть четкие доказательства того, что каждая вакцина содержит как минимум несколько компонентов, токсичных для человеческого мозга. В каждой дозе вакцины содержится соль ртути – тимеросал. Она в 20 раз токсичнее,чем сама ртуть. В каждой дозе вакцины содержатся алюминий, формальдегид. Ни на одной ампуле этого не пишется.

Вопрос первый: почему это скрывается от нас, медиков?

Вопрос второй: почему те, кто владеют этой информацией, называются кем угодно, только не специалистами от здравоохранения?

В ходе своего исследования я удостоверился, что все дети с перечисленными жалобами действительно имеют интоксикацию тяжелыми металлами, и выяснил, что все они прошли полную схему вакцинации.

Оба моих сына были вакцинированы один раз, в роддоме. Оба – с осложнениями. Ребенок, который получил цифру 9 по шкале Апгар – это практически здоровый ребенок. А после первой прививки он стал длительно и часто болеющим. Какая связь? Да вроде никакой совершенно… Второй ребенок до вакцинации был осмотрен педиатром и признан здоровым. После вакцинации – неврологическое осложнение. Мне как человеку с высшим медицинским образованием никаких доказательств больше не надо.

Очень часто мамы говорят мне, что педиатры не связывают возникновение тех или иных болезненных состояний с вакцинацией. То есть, по их логике, после – не значит вследствие. Все знают, что за столом надо сидеть прямо. Но если мы, медики, ждем, что ребенок сам сядет правильно и у него не будет сколиоза – это профанация. Ребенок должен сидеть правильно, если он может. А если его мозг не может управлять его мышцами и держать осанку правильно? На уроке ему нехорошо. Его состояние не позволяет просто себя зафиксировать на 45 минут и смотреть на учителя. Ему неуютно. А учитель: так, сидеть всем на месте! Он не может понимать, учитель, что ребенку невозможно зафиксировать себя на месте, что его мозг кричит: мне плохо!

Наши дети бегают по улицам, они дерутся, и слава Богу. Это их лечение. Движение выводит токсины из организма. Согласно нашему исследованию, среди детей с удовлетворительным состоянием здоровья – те, кто регулярно занимаются физкультурой. Они быстрее избавляются от токсинов, чем малоподвижные дети.

Считать эту проблему только российской нельзя. До 1900 года – это официальные данные, которые есть на сайте ВОЗ – онкологические заболевания встречались казуистически. Сегодня они занимают второе место в мире по уровню смертности. Больных аутизмом в развитых странах, где вакцинация является обязательной, больше, чем там, где прививки делаются на добровольной основе. Кроме того, доказано, что существует корреляция между вакцинацией от гепатита Б и заболеваемостью сахарным диабетом первого типа, который требует введения инсулина пожизненно.

Вопросы есть? Вопросов нет!

Сегодня медики разделились во мнении и разошлись в понимании, что такое человеческое здоровье. Согласно определению ВОЗ, это не просто отсутствие болезни, а состояние полного физического, психологического и социального благополучия, при котором нет нарушения функций различных органов и систем. Когда человек приходит к врачу, его задача – разобраться в причинно-следственных связях возникновения заболевания. Дети, которые приходят к врачу, становятся больными не вдруг.

Человеческое здоровье складывается из трех компонентов – духовного, ментального и физического.

Современная система финансирования здравоохранения – вне зависимости от страны — направлена только на физические факторы. Ментальные и духовные полностью исключаются. Все деньги сейчас тратятся только на модернизацию систем диагностики и лечения. Не более. Ни слова не говорится на выделени денег на санэпидработу, просвещение.

Сегодня мы пожинаем плоды вырождения нашей страны на всех уровнях, потому что всего лишь заботимся о физическом здоровье.

Исследование состояния здоровья детей для нас вылилось в социальную проблему. Когда я выступил с результатами исследования перед известными людьми нашей области, сообщил о цифрах, рассказал, каким образом из этой ситуации выйти, а потом спросил: какие вопросы? В зале была гробовая тишина. Хотя там сидели сотрудники департамента образования – люди, отвечающие за формирование мировоззрения детей.

А решить проблему, на мой взгляд, можно следующим образом: сначала должны получить знания те, от кого зависит принятие решений – директора школ, учителя, родители.

Должен быть единый регламентирующий орган – информационный центр, портал – который дает достоверную информацию, не искаженную в угоду той или иной фирме, тому или иному направлению медицинской деятельности.

А я в школах вместо плакатов, пропагандирующих здоровый образ жизни, видел только рекламу вакцин. Следует изменить систему образования самих медработников. Не просто их посадить на федеральные стандарты и платить зарплату за то, что они фиксируют как можно больше больных людей. Нужно, чтобы доктора были заинтересованы в уменьшении количества больных людей!

Мне рассказали о женщине, которая на своем участке занималась не самыми привычными методами лечения. И очень успешно: количество посещений кабинета врача на ее участке было колоссально низким. Пациентам не нужно было снова обращаться за помощью. За это ее отругал главный врач. Сказал: ты плохой доктор. А тот доктор, что завален работой – заполнение медицинской документации, выписывание лекарств, перенаправление между специалистами – замечательный!

В Древнем Китае император платил доктору своему, когда был здоров. Когда он заболевал, доктора казнили. Хорошая была мотивация к сохранению здоровья человека, за которого ты отвечаешь.
Интервью с автором:

Источник →

Свежие младенцы, целиком или частями, по сходной цене.

Работая методом расстановки с женщинами, желающими родить ребенка, я столкнулась с ужасающим фактом — у многих есть нерожденные дети. Причем, по словам врачей, плод замер почти перед родами, или у плода врожденная патология, или… В общем рожать нельзя, нужно делать искусственное прерывание на более раннем сроке.

Те женщины, которые не согласились с диагнозом и прошли обследование в альтернативной клинике, получили ответ — с ребенком все в порядке. Результат смелости родителей — живой младенец.

Именно поэтому меня так зацепила это статья из интернета. Судите сами… Может быть удастся спасти своих детей.

младенецАдские фабрики смерти во всём мире ежедневно и безостановочно уничтожают детей… Нерождённые дети, найденные на свалках, заставили общество содрогнуться. «Не может быть!» – первая реакция нормального человека.И тут же: «Неужели всё уже погибло?!» – горечь осмысления захлестнувшего нас процесса, имя которому — «расчеловечивание».

Современное общество вступило в фазу регресса. Сильные пожирают слабых. Те, кто уже появился на свет, убивают тех, кто хочет придти после них. «Успевшие первыми» оценивают качество кандидатов на рождение. Отбраковывают «низкосортных». Улучшают породу.

В фашистской Германии это называлось «евгеника».

Всё – в дело

Соискатель кандидатской степени доктор А.В. Берсенёв, предложил в качестве демонстрации умения работать с научным материалом, результаты своего эксперимента на тему: «Трансплантация клеток эмбриональной печени и стволовых клеток костного мозга для коррекции дислипидемии и ранних стадий атерогенеза». www.dslib.net/transplantologia/transplantacija-kletok-jembri…

Во введении он рассказывает о том, что наука уже позволяет использовать эмбриональные клетки поджелудочной железы для лечения сахарного диабета, нервные клетки эмбрионального мозга для лечения болезни Паркинсона, стволовые клетки костного мозга у больных острым инфарктом миокарда и т.п.

Автор же решил обобщить исследования лечения атеросклероза с помощью клеток печени и мозга нерождённых младенцев. В течение 6 месяцев он проводил опыты на двести двадцати двух морских свинках и пришёл к выводу, что из убитых детей можно делать лекарство для лечения этого недуга.

Итак, под убийство младенцев довольно успешно подводят научную базу – это, дескать, поможет вылечить инфаркт, диабет, болезнь Паркинсона, склероз. Наверное, кандидату наук А.В. Берсенёву в качестве темы для следующей, докторской монографии можно было бы взять вопрос использования клеток печени или мозга кандидатов медицинских наук для лечения заболеваний младенцев, и для чистоты эксперимента поставить его на себе – ведь могут быть интересные результаты.

Жаль только, что не услышит наших советов Алексей Вячеславович – проживает и трудится он сейчас в Филадельфии (США), новых изысканий не ведёт, зато входит в редколлегию журнала «Клеточная трансплантология и тканевая инженерия». http://celltranspl.ru/novosti/mneniya/zhurnalu-kletochnaia-t…

Как говорится, главное, правильно выбирать тему: лекарства из русских младенцев – это сейчас востребовано.

Прививка трупным ядом

ребенок9

При ближайшем рассмотрении выясняется, что и рынки для использования нерождённых младенцев уже весьма развиты.

Во всём мире, включая и Россию, существует масса институтов, подводящих научную базу под людоедское применение «эмбриональных клеток». На их почве взросло псевдонаучное сообщество, которое преисполнено осознанием собственной важности и некоей миссии, что подтверждается твёрдым валютным эквивалентом их усилий.

Для снятия этических преград в данной области используются новые понятия, маскирующие безнравственность самого направления, Так, понятие «стволовые клетки», которое ещё в 1908 году ввёл в обиход петербургский гематолог А. Максимов, ныне включает в себя: эмбриональные клетки (абортивный материал или материал, оставшийся невостребованным после искусственного оплодотворения), фетальные клетки (выделенные из абортивного материала) и собственно стволовые клетки взрослого организма.

Начиная с 70-х гг. XX столетия в мире были созданы так называемые «клеточные линии», которые представляют собой выращенные культуры абортированных клеток, трансформированных аденовирусом 5 ДНК, а их номера свидетельствуют о порядковом номере очередного детского трупика.

В 1961 Леонард Хейфлик, в Институте Вистар (научно-исследовательский центр Университета Пенсильвании), начал работать с клеточными линиями абортированных плодов (WI-я через WI-25), полученных из легких, кожи, мышц, почек, сердца, щитовидной железы, вилочковой железы и печени из 19 отдельных абортов. В 1964 он дает имя WI-38 клеточной линии, полученной из легких девочки 3 месяца беременности: «Этот плод был выбран доктором Свен Гард специально для этой цели. Оба родителя известны, они состоят в браке друг с другом, по-прежнему живы и здоровы, и, по-видимому, живут в Стокгольме. Они сделали аборт, потому что чувствовали, что детей было слишком много. Там не было никаких семейных заболеваний и рака в анамнезе».

Во время эпидемии краснухи 1964 г. в США, когда врачи призвали беременных делать аборты, первые 26 убитых младенцев оказались здоровыми, а из почек, лёгких и кожи 27-го ребёнка с помощью найдённого у него живого возбудителя краснухи на линии WI-38 создали вакцину, которую затем испытали на сиротах в Филадельфии.

За прошедшие 50 лет получены и поддерживаются сотни так называемых «клеточных линий», основанных на абортированных младенцах, ввиду способности молодых клеток к росту, а также в связи с доступностью материала; они также обработаны онковирусами для придания им способности расти вне тела.

Клетки абортированных младенцев служат основой для создания вакцин против ряда инфекций: полиомиелита; кори, свинки, краснухи; кори и краснухи; отдельно краснухи; бешенства; гепатита А; гепатита AB комбо; ветрянки; оспы; лихорадки Эбола; ВИЧ; сепсиса; гриппа.

Последствиями введения в организм наших детей вакцин, взращенных на клетках убитых младенцев, становятся не только лихорадки разного вида, парезы, параличи, но и такой бич нашего времени, как аутизм, причину которого, а значит, и способы лечения, медики до сих пор не знают.

А что мы хотели?

Технологии получения материалов для «клеточных линий»

ребенок11

Питер Маккалоу, иммунолог из Университета Западной Австралии в своей книге «Плод как донор трансплантации: научные, социальные и этические перспективы» описал некоторые из технологий, которые ранее использовались, чтобы получить эмбриональную ткань мозга.

Например, в Швеции был принято прокалывать плодный пузырь женщины с беременностью 14-16 недель, затем надевать зажим на головку ребенка, и, вытянув её в шейку матки, просверлить отверстие в голове ребенка, а затем специальными машинами высасывать клетки мозга. Там же у здоровых плодов человека от 7 до 21 недель после легального аборта быстро извлекали и взвешивали печень и почки.

В настоящее время на сроке 16-21 недель женщине вводят простагландин и вызывают преждевременные роды. При этом в 50% случаев ребенок рождается живым, но, невзирая на это, врач просто вскрывает живот ребенка без анестезии и вынимает печень и почки.

Также существует метод частичного рождения, когда женщине в родовые пути многократно вводят водоросли ламинарии, наступает отёк и расширение, на третий день ребёнок рождается живым и передаётся врачам для использования – расчленения в живом виде.

Картинки из преисподней

ребенок5

По словам работницы одной из американских фирм по заготовке тканей из эмбрионов, решившей рассказать правду, но скрывающейся под псевдонимом Келли (это интервью достаточно известно), её работа состояла в поиске «качественного материала» для продаж – глаз, печени, мозга, тимуса (лимфоидной ткани), сердечной крови, пуповинной крови, крови из печени, даже крови из конечностей. Это были дети 16-30 недель беременности, из которых лишь около 2% имели патологию развития.

Ткани продавали частным подрядчикам, а они в свою очередь – в университеты и исследователям. Это были партии глаз, или 30-40 экземпляров печени, или тимусов. Ввиду высокого спроса грузы отправляли каждую неделю через UPS, FedEx, воздушно-десантные, судоходные компании, а иногда и специальным курьером.

После случая с доставленными к ним двумя живыми близнецами на 24 неделе беременности, когда доктор взял бутылку со стерильной водой и вылил ее в кастрюлю, где были дети, чтобы они утонули, Келли решила, что она больше не хочет в этом участвовать. Но в силу ряда причин продолжала работать и снова видела, как живорожденных младенцев умертвляли водой либо щипцами, ломая им шеи, либо избивая их. Иногда поступивший к ним плод, казалось, был мертв, но когда врач вскрывал грудную полость, сердце еще билось.

Стоимость тканей повышалась, если ребёнок доставлялся им живым, если срок плода был большим. Чем старше – тем лучше, чем более жив – тем лучше.

Нам нельзя успокаивать себя тем, что эти картинки – не из российской реальности: откровения отечественных людоедов ещё впереди, и как знать, не застынет ли тогда у нас кровь в жилах.

«Принесите-ка мне скорей своих детушек – я сегодня их за ужином скушаю»…

Это ещё и вкусно?

ребенок8

Из учебника биологии каждый школьник вынес знание о том, что человек различает четыре вкуса – кислый, сладкий, горький, солёный. Относительно недавно появилась новация – пятый вкус, «умами», глютамат, или искусственный усилитель вкуса, способный внушить удовольствие от невкусной еды. Он – непременный компонент современных наборов специй.

Биотехнологическая компания Senomyx производит искусственные усилители вкуса на основе клеточной линии НЕК 293 (клетки абортированного младенца, патент США 5681932, цена 1 фл. – 534 евро) и поставляет их крупнейшим производителям продуктов питания: еда тяжеловесов, суп Кэмпбелл, Kraft Foods, PepsiCo, Кока-Кола, Nestlé, Solae, Cadbury Adams ООО.

Про-лайф общественность США с 2011 г. развернула широкомасштабную кампанию против использования абортированных тканей в производстве продуктов питания. Campbell Soup, отреагировала на призывы общественности и разорвала отношения с Senomyx. В январе 2012 г. сенатор Оклахомы Ральф Shortey ввел в своём штате запрет на пищевые продукты, разработанные с использованием абортированного эмбрионального материала, за что был подвергнут массированной атаке СМИ. Во Флориде 12-летний мальчик, который узнал об использовании PepsiCo клеток убитых детей, начал собственную кампанию «Школы для жизни» по удалению изо всех школ их епархии продукции Пепси.

PepsiCo упорствовала, заявляя, что сотрудничество с Senomyx. является необходимым условием для создания низкокалорийных, вкусных продуктов для своих потребителей. Общественность проводила длительный бойкот продукции Пепси-Колы, и в 2013 г. получила известие о том, что та всё-таки разрывает свой 30-миллионный контракт с Senomyx.

Можем ли мы использовать клетки убитых младенцев для того, чтобы сделать вкусной нездоровую пищу? А вдруг это – начало нашей мутации в людоедство?

Не имеет никакого значения, что восьминедельную девочку для создания НЕК 293 разложили на составляющие целых тридцать лет назад. Не имеет значения, что эти клетки в данном случае не идут непосредственно в пищу, но служат для создания вкусовых белков и симуляторов вкуса.

Время не умаляет значение зла, как и не снижает виновности тех, кто сознательно и добровольно использует останки убитых детей для получения прибыли.

На что ещё годятся нерождённые младенцы

ребенок3

Американская биотехнологическая компания начинает клинические испытания эмбриональных стволовых клеток на людях, которые страдают прогрессивной формой слепоты.

Молодая пара американцев намеревалась зачать ребенка, чтобы сделать аборт в определённом сроке, и отец смог бы использовать почки своего ребенка для трансплантации себе.

Почти вся «фетальная» косметика – животного происхождения с маркировкой: «экстракты Ovar», «Placenta», «Cutis», «Hepar», «Amnion», «Liquor amnii» (амниотическая жидкость), «плацентарные протеины», «протеины фетальной кожи» и т. д.; продукты человеческого происхождения маркируются «Human» или «Fetal». Человеческие эмбрионы могут входить в очищающие лосьоны, «противозудные» кремы, кремы для век, антицеллюлитные кремы, зубные пасты швейцарских, французских, немецких и российских производителей.

Резолюция Совета Европы N 327/88, п. 36 гласит, что коммерческие сделки и эксперименты с эмбрионами запрещаются под страхом судебного расследования. Отчего-то в данном случае не срабатывает наша Конституция в части ст.15 п. 4. о приоритете международного права над национальным.

В Российском научном Центре акушерства, гинекологии и перинатологии под руководством Г. Т. Сухих, основанном в Москве американским бизнесменом Мольнаром, делаются омолаживающие уколы (500-2000 долл. за инъекцию) из органов младенцев, абортированных для этого живыми на поздних месяцах беременности. Таких клиник в нашей стране уже около тридцати.

Развитие фетальной терапии вызвало рост абортов на поздних сроках, причиной которых стали заключения обязательных теперь УЗИ о неизлечимой патологии плода.

По официальным данным у нас делается шесть миллионов абортов в год (в США – 1,6 млн.), полтора процента из них (девяносто тысяч) – на поздних сроках.

Из открытых источников можно узнать, как ещё, достаточно утилитарно, используются нерождённые младенцы в мире. Это – коллаген соединительной ткани, костей и хрящей в составе 12 шампуней и пяти кремов для рук; жир абортированных младенцев в производстве мыла в Англии.

Опыты над нерождёнными младенцами: в Калифорнии шестимесячные эмбрионы были погружены в банки с жидкостью с высоким содержанием кислорода, чтобы определить, смогут ли они дышать через их кожу – младенцы не смогли; было проведено исследование на отрубленных головах 12 детей, рожденных путем кесарева сечения, которые содержались живыми в течение нескольких месяцев; медицинская компания Огайо протестировала мозг и сердца 100 плодов в рамках $ 300 000-ного контракта по исследованию воздействия пестицидов; в Финляндии на грант $ 6,000,000 в эксперименте с печенью младенец вскрывался без обезболивающего, а медик отрицал необходимость анестетика, утверждая, что абортированный ребёнок – только мусор.

И – совсем запредельное: эмбрионы человека и другие органы были заключены в пластик и продавались как пресс-папье; также из тел младенцев изготавливались сумки; в некоторых провинциях Китая абортированные дети считаются деликатесом и доступны в ресторанах только богатым, а плаценту в сушённом виде можно приобрести в обычной аптеке.

Финал неминуем

Mother and her baby girl (5 days old)

Mother and her baby girl (5 days old)

Сознанию невозможно вместить всё то, что тайно или явно мы сами же и творим, безотносительно личного участия в этом безумии – перемалываем в мясорубках младенцев, пускаем их на сувениры, выбрасываем в мусор и сжигаем в печах.

Всё это уже было. Из старых фильмов про войну мы знаем, где именно.

В фашистских концлагерях, где нацистские врачи оправдывали свои эксперименты на людях, тем, что всё равно те будут убиты, так уж лучше использовать эти тела, а не просто выбросить их на свалку, они делали абажуры из кожи людей, и устраивали чудовищные опыты на живых людях, точно также без анестезии – всё во имя того, что они называли наукой.

Нюрнбергский процесс поставил точку в этих изысканиях, и наградой нелюдям была верёвка.

Яснее ясного: либо мы всё это прямо сейчас остановим, либо приготовимся к неминуемому ответу.

Финал неизбежен.

Людмила Рябиченко

http://cont.ws/post/179350

Зов Души

С удивлением для себя открыла творчество художника Дональда Золана. Не каждый так может передать любовь к детям, к Душе, сияющей ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ